ГлавнаяСтатьиСтатьи - рубрика Гости ЗеленоградаЧто такое казачий дух и как спасти Россию

Что такое казачий дух и как спасти Россию

14.06.2008

«Когда держишь в руках письма читателей и видишь, как они болеют за наше Отечество, за Православие, за будущее России, то понимаешь, что стоишь на верном пути. Поэтому геология это хорошо, но когда назрел вопрос «быть или не быть Родине», я встал в строй с теми людьми, которые искренне болеют за Отчизну» - интервью с автором романа КНЯЖИЙ ОСТРОВ Юрием СЕРГЕЕВЫМ

- Юрий Васильевич, готовясь к встрече, я, естественно, поинтересовалась вашей биографией. И узнала нечто необычное… Оказывается, литературное образование вы получили сравнительно недавно, а вот первая ваша профессия…

- Да, совершенно верно. Я окончил Новочеркасский геологоразведочный техникум, бурил скважины в Южной Якутии, работал начальником старательного участка артели «Прогресс», добывал золото на Алдане, трудился в геологических экспедициях Молдавии, на Кавказе.

- Чем интереснее заниматься: писать или искать полезные ископаемые?

- Я никогда не думал, что стану писателем. Видимо, моя бабушка Калисса Семеновна с раннего детства вымолила меня своими сказками и песнями, своим казачьим цветастым языком. Она была усердной православной верующей, к ней за помощью ехали со всех окрестных хуторов и станиц, она молитвой помогала страждущим людям. Я выучился читать по ее школьным учебникам из сундука в шесть лет, а бабушка родилась в 1881 г. До пятого класса я прочел две библиотеки, школьную и станичную. Прочел на русской печи, при керосиновой лампе. И вот, созерцания с этой печи за долгими молитвами бабушки перед родовыми иконами вели меня к Богу.



- А кто были ваши родители?

- Отец - Сергеев Василий Иванович родился в 1918 году. Работал в колхозе пчеловодом. Был тяжело ранен в живот под Ельней, инвалид Отечественной Войны, прожил всего 51 год. Похоронен в станице Скуришенской. Это был удивительной доброй силы человек, жил в постоянной работе, сам делал ульи, в летней кухне была столярная мастерская и, он научил меня с детства держать рубанок, что-то делать полезное, косить сено, готовить на зиму дрова. Его воспитание трудом, выработало упорство в достижении своей цели, мне очень пригодилось в жизни и творчестве. Отец много читал, много рассказывал о войне, о станичниках. Он был заядлый рыбак и охотник, и пристрастил меня к этому. Все свободное время, я проводил на реке и в степях, у отца на пасеке. Видимо, по этой причине друзья меня звали «Турист». Очень полюбил природу и наш казачий край. Мама - Татьяна Георгиевна, была учительницей. Преподавала многие дисциплины в школе: зоологию, химию, историю, географию. Мама в детстве мне много читала вслух книжек, рассказывала интересные истории о школе и, я стремился поскорее пойти учиться.

- А кто из родителей сыграл главную роль в вашем становлении?

- Пожалуй, особый след оставила во мне … бабушка. Закончив всего 2 класса станичной церковно-приходской школы, она знала наизусть поэмы и стихи Пушкина. Спал на печи в комнате бабушки, слушал её сказки (а знала она их так много, что почти не повторялась), а когда она засыпала, ночи напролет читал при керосиновой лампе книги... Бродил в волшебном мире приключений Джека Лондона, Майн Рида, Михаила Шолохова и многих других писателей.

- Значит, можно сказать, что писателем вы стали благодаря …

- Не только бабушке, но и деду по маминой линии. Дед Егор тоже был заядлым рыбаком, и когда я у него гостил, мы часто рыбалили в Отроге (большая старица реки Медведица) и в самой реке. У деда Егора, как и у бабушки Калистры, была потрясающая память. Он был истовый казак, песенник, Георгиевский кавалер, всегда бодрый и веселый. Я впитал из его уст огромный материал истории донского края, пронзительные куски воспоминаний об Империалистической войне 1914 года, которые помню до сих пор, богатство нашего казачьего говора и силу песни. Уже в школьные годы я начал писать стихи..

- Что-нибудь помните из раннего творчества?

- К сожалению, нет… Хотя, вот одно, «Разродимая сторонушка».

Где курганы на страже стоят
И река, извиваясь, бежит...
Там - родная станица моя,
Под горою, у леса, лежит...
Утром ранним, в кизячьих дымах,
Церква лебедем белым летит,
- «Разродимая, ты сторона»...
Песнь казачья привольно звучит...
Разродимые степи... и лес,
Разродимая пойма реки
Разродимые мать и отец,
Разродимые все - старики...
Разродимые предки мои,
Дедов дом, огород и базы,
Разродимо поют соловьи,
И в глазах не удержишь слезы...

- Надо же, помню досель.

- Когда вы поняли, что можете написать рассказ?

- Первые двадцать пять рассказов «Скуришане», написал в армии, истосковавшись по родине. Пять из них, потом вошли в первую мою книжку. После службы бурил скважины в районе Иловли, рядом со станицей Селивановской в Ростовской области, потом год работал художником на заводе в городе Георгиевске, Ставропольского края. В 1971 году уехал с семьей в Якутию. Работал бурильщиком, буровым мастером, главным инженером геологоразведочных партий. Весной 1978 года, на БАМе, в поселке Беркакит, проходил выездной литературный семинар Союза писателей России, где мои рассказы «Скуришане» получили высокую творческую оценку. В марте 1979 года я прошел конкурс и от Якутии попал на Седьмое Всесоюзное совещание молодых писателей, где по рукописи повести «Королевская охота», был рекомендован в Союз писателей СССР.

- И началась профессиональная литературная жизнь…

- А вот и нет. Еще два года был начальником старательского участка на Алдане. Добыл, кстати, тонну золота! В это время, (1979-80годы), зарплата у меня была более двух тысяч рублей в месяц, (это когда «Жигули» стоили 6-7тысяч), но я уволился из старательской артели по собственному желанию, ради первой книги и уехал на Кавказ, в Осетию. Там работал начальником Производственного отдела экспедиции, инженером-исследователем в горнометаллургическом институте... но основная работа начиналась ночью. Вышла в издательстве «Молодая Гвардия» первая книга «Королевская охота», за которую я получил премию им. Горького (За первую лучшую книгу в столице), следом написана и выходит книга «Самородок», тираж сто тысяч, за нее присуждается премия Союза писателей СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ «За лучшую книгу о рабочем классе», переиздается тиражом 200 000 и 2 млн. тиражом в «Роман-газете». Я в это время написал первую книгу трилогии, роман «Становой хребет», который выходит в 1986 году в журнале «Наш современник», стотысячным, затем, повторным двухсоттысячным тиражом в издательстве «Современник», переиздается в Якутии тиражом 70 тыс. экземпляров.

- Ваши романы поражают обилием историй…

- Знаете, сколько интересных людей я повстречал, когда работал в Якутии! И все это человеческие судьбы. Такой богатый материал был собран для написания романа «Становой хребет», повестей «Самородок», «Королевская охота» и «Наследница». Когда держишь в руках письма читателей и видишь, как они болеют за наше Отечество, за Православие, за будущее России, то понимаешь, что стоишь на верном пути. Поэтому геология это хорошо, но когда назрел вопрос «быть или не быть Родине», я встал в строй с теми людьми, которые искренне болеют за Отчизну. Да и встречи с читателями очень многое дают.



- Расскажите о какой-нибудь интересной встрече.

- Был у меня один боевой случай. Где-то в 1984 г. пригласил ЦК ВЛКСМ меня выступить перед молодежью. У меня, на тот момент, в «Молодой Гвардии» вышли статьи против тяжелого рока. Времена были горбачевские. Привозят меня на Клязьму, в Центр переподготовки комсомольских кадров. А передо мной выступал ныне уже покойный Бовин. И вдруг, он в ярости выбежал из зала, сел в машину и уехал. Я вначале не понял в чем дело. А это 300 комсомольских работников, инструкторов и секретарей, работников обкомов и райкомов. В то время разложения партии, как правило, это были дети и родственники партийной номенклатуры. Это уже была, кичливая и «демократическая» пятая колонна, которую готовили для дальнейшей «работы». Так вот 150 номенклатурных и сытых «комсомольцев» и 150 «комсомолок» были собраны в зале. Тема моего выступления была о наркотической сути тяжелого рока, у меня были уже статьи на эту тему, весьма жуткий «металл», которым уже начали бить нашей молодежи по мозгам. Как потом выяснилось, на курсы повышения съехались всего за пару дней до моего выступления, никто еще никого не знал, а в эту среду были внедрены три агрессивных кандидата наук, провокаторы. И как только я начал говорить, вскакивает один из них и кричит: «Писарчуки-и!!! Кто вам дал права судить о рок музыке, вы что, музыкант? Сидите и пишите свои рассказики». За ним вскакивает второй, третий… Они завели всех, это же была единая «элитная» масса. И зал стал просто орать, топать ногами, выкрикивать оскорбительные реплики. Задача организаторов моего выступления, как я потом понял, заключалась в том, чтобы меня растоптать, размазать и унизить, чтобы я прекратил борьбу против оболванивания молодежи. Они орут, свистят холеные девки, визжат… Я стою на трибуне с поднятой рукой, когда они немного приустали, говорю им: «Вы же с претензией на интеллигентность… Дайте последнее слово! Преступникам и тем дают последнее слово!» Притихли, ехидно лыбятся, ну, что я могу сказать в последнем слове? «Завтра, – продолжил я, – я снимаю свою статью о вреде рока из журнала „Молодая Гвардия“, но при одном условии! Если кто-нибудь из вас сейчас встанет и споет русскую колыбельную песню… Встала одна девушка и сбилась, пытаясь спеть: „Спят усталые игрушки“. Я сказал, что „это не русская колыбельная“. Зал замолчал. Так я и выстоял минут 45. Вы только подумайте, что для растления нашей молодежи были потрачены миллиарды долларов. В те годы уже работало только на нашу молодежь 460 зарубежных институтов и 120 американских социологических центров. Спрашивается, кому нужен тяжелый рок? А это только одно из направлений управления общественным сознанием молодых поколений. Тяжелый рок – это страшный наркотик, это доказал Минский медицинский институт на той конференции.
Я часто привожу историю с «Битлами», подлинные факты. Нашей молодежи СМИ внушают, что битлы гениальные и полностью себя сотворившие. А ведь за ними стоял огромный штат институтов. Зарождение тяжелого рока и фашизма, это две веточки из одного корешка. Финансировал – Баварский орден «Иллюминатов». Почетный член ордена Ален Гинзбург был направлен в Ливерпуль, где он тщательно подобрал мальчиков, дали им хорошую рекламу. И когда их раскрутили, создали фирму «Apple» (яблоко). Но, надкушенное яблоко – символ грехопадения. К тому же, в выпущенном ими диске, под названием «Желтая субмарина» (подводная лодка), слово «желтая» является символом наркотиков. На этом диске, с помощью особой аппаратуры была сделана обратная нарезка, так называемая фрактальная запись, с позывами к сексу, вандализму, убийству.
Если наше сознание может отвергнуть, к примеру, горячее, мерзкое, то подсознание – беззащитно. А фрактальная запись, как и 25 кадр – прорыв к подсознанию.
Битлы на этом концерте пели «под фанеру», была слышна только пластинка. Зал вышел из-под контроля, все было переломано, погибли люди. Первые четыре ряда кресел, на которых сидели «фанатки»-девушки, были потом демонтированы и сожжены, потому что из них вытекло все. Битлов чудом спасли, к черному ходу были заранее подогнаны бронеавтомобили. Вот такие эксперименты.
Не менее памятная встреча была в прошлом году в Орле, в Академии бывшего ФАПСИ. В зале было 800 курсантов, в конце встречи они вскочили на ноги и запели за мной следом песню «Воины Духа». Позже, когда уже пили чай, полковник, отвечающий за культуру, покачал головой и сказал: «Ведь вы за полтора часа всех курсантов сделали русскими». Недавно я вернулся из поездки, где встречался со студентами г. Ростова-на-Дону и Азова. Хочу сказать, что миллиарды долларов, которые американцы потратили на растление нашей молодежи, потрачены зря. Молодежь у нас замечательная, она понюхала западного дерьма и откачнулась, учится, интересуется историей, литературой. Только нужно их заинтересовать, а «балбесы» есть в любой аудитории. Главное, что молодежь волнуют вопросы о духе и невероятной стойкости русского человека.

- Где, по-вашему, заключается ошибка в воспитании наших детей, подростков, молодежи?

- Основа заключается в знании своего Великого Прошлого, как бы враг не был нагл и заносчив, и какие бы миллиарды не были у Бжезинских, Бушей и прочих, мы должны выстоять. Нам надо учиться противостоять злу, учиться быть вместе, надо вернуться к нашим традиционным истокам. Кто-то очень точно сказал: «Кто управляет прошлым – тот управляет будущим». А уж «извращенцев-управленцев» прошлым России, сейчас развелось очень много. Русь дала стольких Святителей, сколько не будет их во всем мире. Это наши старцы: Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Иоанн Кронштадский... И многие, многие другие. Из современных Святителей России, я бы назвал недавно усопшего Иоанна Санкт-Петербургского и Ладожского. Какие великие духовные книги он оставил нам, наполненные Верой и силой Победы. И, конечно же, основа воспитания должна заключаться в возрождении нравственности, в возрождении православных традиций. Православие – единственная опора, твердыня, на которой стоит Россия. Конечно, сейчас много провокаторов, которые делают все, чтобы изгадить и уничтожить Православие, как единственное связующее и объединяющее русский народ. Что такое католичество, экуменизм? Это управляемые масонами организации. У них там нет ни Бога, ни Веры, ни чистоты. Сплошная рок-музыка. По агентурным данным, более 70% иерархов западных церквей проходят «голубую» инициацию. Мне странно, что сейчас некоторые священники пытаются оправдать рок. Ну, а что в Америке выбрана епископом лесбиянка, открыто пропагандирующая содом, говорит о том, что их «вера» докатилась до сатанизма и изуверства. Когда в 1994 г. я привез из Орла первый тираж романа «Княжий остров», получаю письмо из Тюмени от некой энергичной дамы: «Юрий Васильевич! Мы создали общество и филиалы по всем городам Тюменской области по изучению наследия Блаватской, Кришны и Рерихов! Мы слышали о Вашем романе, пришлите». Я набил посылку 10 килограммов своим романом, я же знал, как он сработает… Тишина месяца три, потом получаю письмо от той же женщины: «Юрий Васильевич, что же Вы натворили! Мы, не прочитав книги, разослали ее по всем филиалам… У нас все рухнуло! Люди уже не желают изучать чуждое наследие, а стали изучать русскую историю. И я в том числе! Спасибо Вам!» Вот, возьмите русскую молитву. Если перевести ее на современный язык, она же перестанет работать, не сможет вас возносить и осыпать духовным жаром. Да потому что генетически, каждое слово молитвы глубоко и незримо соединено с Творцом и Пресвятой Богородицей. А если переведут, то произойдет чистая подмена. Подмена понятий. Это почти как измена Родине.

- Вы родились в казачьей станице Скуришенская. Расскажите, как в Вашей семье соблюдались православные традиции?

- У нас в семье все было строго. Когда садились за стол, дед Егор, а он был Георгиевский кавалер, участвовал в Империалистической войне, обязательно читал молитвы и крестил еду. Садились и вставали из-за стола одновременно, и, не дай Бог, останется кусочек недоеденного хлеба. Гуляла его деревянная ложка и по моему ребячьему лбу. Но нет обиды. Зато я с детства так ценю хлеб, что ни разу не выкинул сухарь на помойку. На работу ходили тоже с молитвой и обязательно с песней. Казаки всегда были верующими людьми. У каждого казака на груди был крест и ладанка с молитвой, бронзовый складень-икона в переметных сумах на войнах. Казачьи заветы: «Без Бога не до порога!» «Нет уз святее братства!» Помню, когда я учился в техникуме, бабушка спросила: «Юрка, ухажерка-то есть у тебя?» А я был заядлый рыбак и охотник. Не до девок мне было, а лишь бы на реку, да в степь махнуть. А она гутарит долее: «Ты гляди, ежель девку выберешь, не спеши жениться…а я к тому времени уж помру, то приведи ие ко мне на могилку и гляди за ей. Коль кинется бугорок прихорашивать-убирать, знать добрая баба, бери. А коль нос воротить будет гребовать, гони, прямо с кладбища взашей». Я говорю: «Да что ты, бабунь! Что ж это я невесту свою буду проверять по могилке твоей?» Потом уже, со временем я понял, что такое крестьянская прочная, глубокая философия: если девушка знает традиции, если любит не только тебя, но и весь твой род, значит добрая и правильная. Ведь деревня раньше многое определяла, особенно казачья станица. Какой воинский дух царил! А сейчас?! Нищета полная. Перестройка развалила деревню, стало некому работать. Все разрушено, разграблено, споили народ, отняли у него Дело. Нужен хозяин каждого региона России, как Евгений Степанович Савченко в Белгородской области. Там чистота, порядок, даже лесопосадки подбелены, урожаи каждый год, поля ухожены. Прекрасные дороги, Савченко построил в центре Белгорода Университет на 16000 студентов, 157 специальностей, бесплатное обучение, а это было четыре года назад. Построено и реставрировано более 200 церквей. Заматерился на улице – штраф. Народ трудится, строятся новые дома. Но… сколько грязи льют наши «демократические» СМИ на Белгородчину и Белоруссию. Так хочется олигархам разворовать эти самостоятельные, славянские регионы! Раньше у нас в станице было большое хозяйство: это 2000 овец, 5000 коров, большая свиноферма, виноградники... А теперь по всей России, как после бомбардировки, стоят заброшенные дома, животноводческие комплексы. Кучка чиновников из Минфина при Ельцине и правительстве Гайдара нанесла такой блицкриг по России, какой и не снился Гитлеру.

- Как Вы считаете, в чем причины такого бедственного положения в России?

- Я считаю, что компартия была уничтожена, потому… что она обрусела! В правительстве, в науке, директоров заводов, секретарей обкомов, по западным меркам, стало слишком много русских. Они и устроили нам «русский погром». Кому нужна была Октябрьская революция в России, и для каких целей она была сделана? Да почти по этой же причине: кто-то из «великих идеологов революции» сказал, что если сейчас не сделать революцию, через три года будет поздно. В России был такой подъем экономики благодаря Столыпину, что Россия оставила бы далеко позади Европу и Америку. Столыпина убивают, убивают сотни лучших русских деятелей, и Империя зашаталась, а потом рухнула. Но я все недоумеваю, почему русские люди позволяли разрушать свои православные храмы? Мало того, под присмотром комиссаров в кожанках, сами свергали колокола и жгли иконы. Насколько был силен «нечистый», что все было порушено в одночасье. В нашей станице сохранилась единственная Христорождественская церковь. А все остальные в округе уничтожены. Россия потеряла своих людей в войнах, в умышленных голодоморах. В Гражданскую войну было уничтожено 18 млн. лучших людей, составляющую элиту России. Как вы знаете, Менделеев рассчитал, что нас должно быть сейчас 800 млн. человек, а осталось всего 150 млн. Расказачивание прошлось по России катком. Вот шапка приказа Свердлова: «Об искоренении казачества, как этноса, особо способного к самоорганизации».

- А сейчас казачество возрождается в России?

- В 90-х годах я был главным редактором русской военной газеты «Истоки». Среди наших подписчиков были кадеты, которые родились в Югославии уже после Гражданской войны, дети эмигрантов. Они немного помогали нам информацией, и одна из них была поразительная. Дело было вот в чем: в 1993 г. я принимал участие в праздновании 50-летия Сталинградской битвы. Когда шел парад, по набережной маршировало коробками 10 000 казаков. В то время был мощный подъем казачьего движения. Представлены были все казачьи регионы, все в традиционной форме. Казачья колонна протянулась от Мамаева Кургана до центра Волгограда. И это так напугало врагов России, что на тайном заседании ЦРУ были выделены миллиарды долларов на развал казачьего движения в России. В резолюции ЦРУ, откуда-то выкраденной кадетами, было написано: «Остановить возрождение казачества в России, разбить на красных и белых. Создать альтернативные казачества, возглавляемые подставными атаманами». Этот план частично был осуществлен. После 1993 г. появилось сотни «казачьих генералов», которые стали контролируемы и управляемы, так называемые «асфальтовые», нацепившие погоны «генерал-полковников» казачьих войск, сами раздающие звания генералов и ордена, на себя навесившие неимоверное количество наград. Это и есть одно из направлений программы ЦРУ – высмеять казачество, унизить в глазах простого народа.

- Телевидение все чаще и чаще дает информацию о возрождении казачества. Как разобраться в истинном положении дел?

- Здесь тоже не без провокаций. Вот уже который год по «ненашему» телевидению регулярно идет «смешная» программа. Усатый казак-алкаш с выпученными глазами, но с Георгиевским крестом на груди и не менее стойкий русский воин алкаш-матрос, алкаш-медведь, тотемный русский символ, творят неимоверные чудеса, чтобы нажраться самогона, обмануть бабу. Я уверен, что подбор персонажей сделан очень точно, чтобы подменить в подсознании русского народа героев Отечества на бомжовую пьянь. Такую же духовную диверсию выполняет новый фильм «Тихий Дон». Темный и чужой фильм, в образе Пантелея Мелехова глава не казачьей семьи, а местечковой. Столько ляпов, что смотреть тошно. Ну, а Гришку Мелехова вообще играет «голубой». Но сейчас, все-таки Кубанское, Донское и Сибирское казачество возрождается и крепнет. Должно быть здоровое казачество, идеологически здоровое. Вот в Иркутске атаман Меринов в начале 90-х создал кадетский казачий корпус из мальчишек-сирот. На него шло такое давление, столько вылили грязи, что он в 40 лет получил инфаркт. Как-то к ним тайно приехала журналистка-демократка и стала расспрашивать кадета лет восьми: «А кто у тебя отец да мать?». Мальчишка ответил, что не знает ни отца, ни матери. Тогда она злорадно сказала: «Да какой же ты казак?» А второклассник кадетского корпуса твердо ответил: «От моего корня пойдут казаки!» И «демократы» сдуру показали по телеящику этот эпизод. Меринов мне рассказывал, что у кадетского корпуса было столпотворение, простые люди несли и везли еду со всей Сибири, переводили пенсии, только бы поддержать кадетов-сирот. Меринов тогда был в подавленном настроении и как-то зашел на занятие, вдруг ребята все вскочили и начали маршировать, напевая на старый лад песню «По долинам и по взгорьям», с «запретным» припевом… и настроение менялось.

- А в чем, собственно, заключается казачий дух?

- Мы, казаки, кланяемся только Богу! За это нас не любили иные цари, не любят и боятся до сих пор чиновники, тормозят развитие казачества, извращают законы, силясь подмять, согнуть непокорный наш Род. Примером духовного подвига, традиций и молитвенного стояния служит Азовское Стояние, когда 5000 казаков бились против 260-тысячной армии турок, а по некоторым сведениям, их было 370 тысяч. Восемьсот казачек перевязывали раны казакам и лили смолу на головы басурман. Такая возносилась сильная молитва. Там было много чудес. Сама Богородица являлась. Турки не смогли взять крепость. Вот это и есть величие русского казачьего духа и Веры. Основа, это Воины Духа, о чем я пишу в своих книгах.

- Благодарю вас за интересное интервью!

- И я хочу поблагодарить. Во-первых, организаторов этой встречи – руководство клуба ОЛИМП. Эти мужики делают неоценимую перед Россией и перед ее подрастающим поколением, работу. Почему? Потому, что они заботятся, чтобы молодежь здесь не только качала мышцы, но имела возможность расти и и укрепляться духовно. Встречи с людьми, болеющими за РОДИНУ здесь не редкость. Вот и я приезжаю сюда не в первый раз. Вот это и есть – любить Россию. Благодарю и вас, и в вашем лице читателей «Столичной ярмарки», за их любовь к истории России, заботу о будущем. Лично вам творческого вдохновения!

Все детско-юношеские центры и клубы Зеленограда на Зелсправ.ру

Автор: Глебова Наталья
Статью прочитали 4026 раз(а)
Комментариев: 0


Комментарии к статье:

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений