ГлавнаяСтатьиСтатьи - рубрика Пойдем в кино!Фильм «Линкольн», или Повесть о Великом Человеке

Фильм «Линкольн», или Повесть о Великом Человеке

04.02.2013

Снят фильм строго по классическому канону «Великий Человек выполняет свою Историческую Миссию», хорошо известному отечественному кинозрителю старшего поколения по фильмам вроде «Ленин в Октябре». Выглядит это примерно так.

Великий Человек беседует с солдатами. Великий Человек произносит речь столь величественную и потрясающую, что молодежь не по принуждению, а искренне, по велению сердца, учит ее наизусть. Великий Человек руководит своими соратниками и направляет их действия в нужное русло (разумеется, без руководства Великого Человека соратники немедленно все портят и впадают в полное ничтожество). Великий Человек беседует с просителями, что, конечно, у зрителя старшего поколения немедленно вызывает в памяти классический сюжет «Ходоки у Ленина».

Великий Человек ссорится с женой... ой, нет, конечно же, Великий Человек не может ссориться с женой, это она с ним ссорится, и так ссорится и этак, а Великий Человек терпеливо качает головой и смиренно переносит вспышки ее гнева. Великий Человек испытывает минуту слабости, но, побеседовав с молодежью и поделившись с ними несколькими Мудрыми Мыслями, вновь обретает мужество и принимает единственно верное решение. Великий Человек отказывается подписывать смертный приговор. (Вот интересно, если Линкольн с Лениным будут бороться за звание «самый человечный человек», кто кого сборет? А если со Сталиным за звание «скромнейший из скромных»? Тут есть о чем подумать.)

Великий Человек крутит в руках головной убор. (У Великого человека всегда должна быть присущая только ему деталь одежды или еще какой-либо атрибут – это сильно упрощает работу художникам, режиссерам и скульпторам, а зрителям позволяет ощутить приятную радость мгновенного узнавания: кепка-бородка – ага, Ленин, фуражка-усы-трубка – Сталин, цилиндр-бородка – Линкольн, ясен пень!) Великий Человек смотрит на зрителя с Хитрым Прищуром (да-да, всем известно, что Великий Человек умеет хитро щуриться как никто другой!). Великий Человек рассказывает смешные истории – и, разумеется, все слушатели громко, от души хохочут, ведь Великий Человек обладает великим чувством юмора!

В одном эпизоде даже возникает пугающее ощущение, что Спилберг в своем искреннем и простодушном желании раскрыть всю многогранность личности Линкольна покажет сцену «Великий Человек занимается сексом», но, ко всеобщему величайшему облегчению, настолько далеко режиссер заходить не стал.

К сожалению, в фильме практически нет того, чем Спилберг снискал заслуженную славу еще со времен «Спасти рядового Райана», а именно масштабных, историчных батальных сцен. Вся напряженная и трагичная история войны Севера и Юга сводится к минутной штыковой атаке в начале фильма и осмотру Линкольном поля сражения, заваленного трупами конфедератов. Увы, но сражения армий остались за кадром, уступив место другим баталиям – жестокому конфликту при принятии поправки об отмене рабства в Конгрессе и не менее жестоким столкновениям в президентской семье.

Сюжетная линия с пробиванием решения через Конгресс снята весьма динамично и захватывающе. Борьба фракций, идей и отдельных ярких личностей представлена во всей красе: на экране царят интриги, подкуп и закамуфлированные угрозы; заседания Конгресса наполнены обличительными речами, взаимными упреками, доходящими едва ли не до площадной ругани, многоходовыми интригами и хитрыми юридическими маневрами. А учитывая, что фильм все-таки хвалебный, так что действия Великого Человека и его партии в нем показаны в изрядно смягченном виде, понимаешь, что в реальной жизни все было гораздо круче. И это, наверное, могло бы вызвать неприязнь к самой идее представительной демократии с выборами, парламентом, свободой слова и партийной конкуренцией, если бы у нас не было возможности сравнивать. Увы, но на фоне представительной демократии отечественного разлива с четырьмя с половиною сотней андроидов, спящих на рабочем месте и послушно жмущих нужные кнопки, даже этот цирк с конями смотрится недостижимым уровнем общественного прогресса.

Стоит признать, что в той части фильма, которая показывает политические баталии, актер Дэниэл Дэй-Льюис очень удачно показывает Линкольна этаким флегматичным, добродушным дядюшкой, который движется к своей цели медленно и неотвратимо, как асфальтовый каток, и тот, кто встанет на его пути, неминуемо будет раздавлен. Кстати, тут же становится понятно, почему некоторые конгрессмены обвиняют Линкольна в диктаторских замашках, а его убийцу многие по сию пору считают кем-то вроде американского Брута. Действительно, Линкольн, мягко говоря, весьма вольно относится к демократическим процедурам, и, при желании, его действия вполне можно трактовать как намеренное затягивание Гражданской войны с целью как можно дольше сохранять свои особые полномочия. Хотя опять же, если сравнивать это «диктаторство» с отечественным отношением между президентом и так называемым парламентом... Впрочем, не стоит о грустном.

Кроме Линкольна, в сценах политической борьбы радует глаз Томми Ли Джонс в роли радикального сторонника освобождения рабов Стивенса. У Джонса вышел замечательный образ человека умного, жесткого, харизматичного, не стесняющегося в выражениях и принципиального до крайности (только Великий Человек способен смягчить его и уговорить на компромисс и тем самым еще раз показать свое величие). Да и остальные участники политических баталий выглядят очень живо и достоверно. Пожалуй, если бы фильм ограничился только борьбой за отмену рабства, могло бы получиться интересное и достойное зрелище. Но, увы, Спилберг решил дополнить политическую часть семейной трагедией четы Линкольнов, и тут, увы, вышел полнейший провал. Вся линия фильма, посвященная отношениям Линкольна с женой и двумя сыновьями, мелодраматична, приторна сверх всякой меры и просто до крайности фальшива.

Тут, кстати, стоит отметить актерскую игру Салли Филд – она настолько великолепно вжилась в роль полубезумной истерички Мэри Линкольн, что уже при втором ее появлении на экране хочется забиться под кресло и там тихо подвывать, закрыв уши руками. Также масла в огонь подливает старший сынок Линкольна Роберт (Джозеф Гордон-Левитт), который ну очень, очень сильно хочет пойти в армию и героически сражаться с мятежниками, но отец, пользуясь своим положением, все держит его на гражданке. Чуть ли не в самом финале Линкольн-старший наконец-то сдается и устраивает сына на самую героическую должность, какую только смог найти – адъютантом в штаб генерала Гранта, и даже за такое откровенное кумовство получает очередную порцию надрывной истерики от жены. Да, тяжело быть Великим Человеком, а сыном Великого Человека – вдвойне тяжело, и вот из подобных банальностей, высказанных таким тоном, как будто это невесть какое откровение, и состоит сюжетная линия, показывающая семейную жизнь президента Линкольна.

Впрочем, все вышесказанное меркнет по сравнению с финалом. Под конец у Спилберга окончательно отказали тормоза, и он съехал в совсем уж запредельную пошлятину. Кульминационная сцена с голосованием депутатов за и против поправки в конституцию, вышла затянутой, до предела мелодраматичной и мучительно пафосной. А сцена, в которой герой Томми Ли Джонса забирает у секретаря официальный документ о принятии поправки, приносит домой и зачитывает его в постели своей любовнице, разумеется, негритянке, это просто апогей безвкусицы. Причем, опять же, снято это с таким пафосом, что поневоле начинаешь сомневаться: а может, это режиссер так издевается, может, это на самом деле тонкая пародия в стиле Квентина нашего Тарантино. Но потом понимаешь: нет, Тарантино если и прибегает к такого уровня вульгарности, то хотя бы смягчает ее иронией, а Спилберг, увы, убийственно серьезен.

Начиная с этой сцены, происходящее на экране становится совсем уж невыносимым. Линкольн путешествует по стране, выслушивает бесконечные хвалы за проницательность, дальновидность, человеколюбие, со все тем же Хитрым Прищуром говорит, как устал. И становится понятно, что режиссер решает таким способом две задачи: показывает, насколько Линкольн хорош для этого мира, так что смерть станет для него избавлением от груза ответственности и усталости, ну и тем самым намекает, конечно же, на трагичную и немного предсказуемую развязку. Хорошо еще, что, у Спилберга хватило чувство меры «опустить занавес» сразу после того, как врач констатировал смерть президента и не показывать всенародного плача по Линкольну.

В целом от фильма «Линкольн» осталось ощущение, что уж лучше бы Спилберг снял кино про войну или хотя бы сконцентрировался только на политических и юридических интригах, это у него получается отлично. А вот в том, что касается драмы и тем более мелодрамы, у режиссера получается только стыдобища и ничего более.

Автор: Комраков Олег
Статью прочитали 1107 раз(а)
Комментариев: 0


Комментарии к статье:

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений