Фильм "Гадкий утенок"

20.11.2011

Первое, что нужно обязательно отметить, говоря о мультфильме «Гадкий утенок» режиссера Гарри Бардина, это, конечно, потрясающее техническое мастерство съемок. Пластилиновые фигуры выглядят, как живые, и это без каких-либо компьютерных технологий, 3D и прочих достижений современной техники, только за счет искусства мультипликаторов. Кроме того, режиссер очень удачно использует в качестве саундтрека музыку Чайковского, в точности соотнося ее с тем, что происходит на экране.

А вот что касается сюжета мультфильма, точнее, даже не столько сюжета, сколько общей идеи, тут, на мой взгляд, Бардин слишком далеко отошел от духа оригинальной сказки. «Гадкого утенка» Андерсена, как это часто бывает с выдающимися произведениями, можно трактовать добрым десятком различных способов. Можно увидеть в нем метафору взросления, или, допустим, процесс нахождения своего внутреннего «я», или освобождение от плена обыденности, ну и так далее, вплоть до аллегорического изображения мистической алхимической трансмутации. Но одно остается неизменным при любой трактовке: «Гадкий утенок» – это история о превращении одного существа в другое, никоим образом не схожего с тем, каким оно было изначально. Это превращение носит принципиально чудесный, сказочный характер, оно никак не связано ни с изначальной природой главного героя, ни с его действиями. По своей природе главный герой – обычный утенок, только некрасивый, неуклюжий, жалкий, и его превращение в прекрасного лебедя возможно только чудом.

Бардин же в своей версии сказки Андерсена исключает чудо, исключает сказочность и саму метаморфозу главного героя. Его гадкий утенок является лебедем с самого начала, с самого своего появления на птичьем дворе еще в виде особо крупного яйца. Просто об этом никто не знает, вот и пытаются втиснуть героя в утиные правила, он же, естественно, не может стать таким же, как остальные, а потому чувствует себя чужим, отвергнутым и вечно обиженным. В результате сказка о гадком утенке преобразуется в любимую отечественной интеллигенцией историю об «особом» человеке, вынужденном по прихоти судьбы жить со странными людьми, которые увлечены своими пустыми и глупыми играми, никак не могут понять его сложную, мятущуюся душу. И никогда они не смогут, потому что он, этот особый человек, и другие люди – существа разной природы, абсолютно чужие, и объединяет их только то, что они живут в одно время в одной стране и говорят на одном языке.

При просмотре мультфильма это прочтение старой сказки то и дело заставляет испытывать мучительное неудобство. В первую очередь, конечно, за самого режиссера. Вполне очевидно, что «гадкий утенок» в мультфильме выступает в качестве альтер эго Бардина, и что сам режиссер искренне считает себя вот таким особым существом, иным по отношению к бездарной, напыщенной и агрессивной человеческой массе. И ведь Бардин действительно умный, талантливый, творческий человек, и понятно, что в жизни ему пришлось претерпеть много обид и поношений за эти свои качества. Но крайне обидно то, что такой выдающийся человек не может преодолеть в себе презрение к человечеству да еще и выплескивает это презрение с экрана в зрительный зал. Да и получается это так себе. Режиссер хочет обличить примитивных и жалких людей, показать им всю их ограниченность, злобу и завистливость, а вместо обличения получается лишь детское бессильное махание кулаками в воздухе, жалкое и растерянное.

А во вторую очередь становится мучительно неудобно за советскую интеллигенцию 60-70-х годов, типичным представителем которой выступает Бардин. Тема противостояния серой тупой массы и отдельных особых личностей – одна из любимых тем той эпохи и людей, воспитанных в той культуре. Не зря ведь братья Стругацкие использовали обращение к сказке Андерсена в названии своей повести «Гадкие лебеди», посвященной попытке интеллигенции вырастить «новых людей» из обычных школьников. В той повести созданный новый человек унаследовал слишком много гадкого от своего предшественника, человека обычного, и потому превратился в прекрасного и безупречного лебедя лишь наружно, а внутри остался таким же, как и был. Что интересно, у Бардина точно так же нет ощущения метаморфозы. Главный герой, хоть и меняется с течением времени внешне, но в душе так и остается в кругу старых своих симпатий и антипатий. А происходит это потому, что абсолютное превращение, переход из одной природы в другую невозможно без чуда. Но Бардин и его современники выбросили чудо и из жизни, и из сказки, оставили только рациональность, воспитание и прогресс, а когда попытались применить их на практике, тут-то и оказалось, что ничто из этого не срабатывает. Как мне кажется, обида сторонников такого мировоззрения на человечество и человеческое произрастает, в том числе, и из этого глубокого разочарования в человеке и его возможностях.

Впрочем, мой совет: лучше при просмотре мультфильма выбросить из головы все эти заморочки об идейном содержании и просто наслаждаться красотой техники, пластикой персонажей, невероятным мастерством мультипликаторов и прекрасной музыкой.

Смотрите на кинофестивале «Отражение» 24 ноября (четверг) в 12:50

«Дом Солнца»
Это милая киносказка, снятая Гариком Сукачёвым по сценарию Ивана Охлобыстина…

«Неадекватные люди»
В истории кино нередко случается так, что молодой режиссер, не связанный профессиональными ограничениями, не думающий о критике, просто рассказывает ту историю, которая его волнует, и его свежий и простодушный взгляд на привычные вещи завораживает и пленяет зрителя ничуть не меньше, чем мастерство зрелого, опытного режиссера…

Автор: Комраков Олег
Статью прочитали 2287 раз(а)
Комментариев: 0


Комментарии к статье:

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений