ГлавнаяСтатьиСтатьи - рубрика Пойдем в кино!«Хоббит: Битва пяти воинств»

«Хоббит: Битва пяти воинств»

17.12.2014

Сказка закончилась – режиссер Питер Джексон доснял последний фильм трилогии о путешествии хоббита Бильбо Бэггинса к Одинокой горе и обратно (конечно, будет еще и режиссерская версия, но это уже такое отдельное удовольствие – для поклонников). В киноистории Средиземья больше нет пустых мест; все фильмы расположились по порядку, в одну гигантскую цепь. Правда, первые три звена в этой цепи вышли не столь блестящими, как три последних, и дело здесь, похоже, не только в том, что экранизируемого текста в «Хоббите» меньше, чем во «Властелине колец», но и в том, что Питер Джексон начал уставать от своего растянувшегося на полтора десятилетия проекта. И особенно это заметно в фильме «Хоббит: Битва пяти воинств».

Фильм сразу бросает зрителя в гущу событий: злобный, коварный и харизматичный дракон Смауг прямо из второго фильма перелетает в третий, сжигает Озёрный город… и тут же, на десятой (!) минуте фильма зрелищно гибнет, получив черную стрелу в живот. Тут возникают два вопроса: зачем так быстро и бестолково избавляться от самого яркого персонажа предыдущего фильма? И еще более существенный: зачем переносить сцену с гибелью Смауга в третью часть, хотя она гораздо логичнее смотрелась бы в предыдущем фильме? Впрочем, дальше события начинают развиваться с такой скоростью, что возможности о чем-либо задуматься просто не остается.

Смерть дракона, вопреки традиционному сказочному сюжету, не ведет к развязке, напротив, оказывается, что именно дракон, пусть даже и спящий, поддерживал стабильность в этой части Средиземья, а с его гибелью стабильность тут же разрушилась. Люди из Озёрного города предъявили свои права на часть драконьих сокровищ. Гном Торин, объявивший себя Королем-под-горой, делиться отказался и отправил в ближайшее гномье королевство весточку с просьбой о военной поддержке. К дележу золота подключилась весьма внушительная эльфийская армия. А откуда-то из-за мрачных гор выступили орки, единственные, как неожиданно оказалось, бессребреники в Средиземье – им не нужно драконье золото, им нужна сама Одинокая гора из-за ее стратегического значения. Понятно, что такой конфликт интересов, разогреваемый со всех сторон взаимными обвинениями и подозрениями, не может не вылиться в вооруженное противостояние, что и понятно по названию фильма.

Именно кульминационной сцены битвы и ждали поклонники, ведь Питер Джексон уже не раздоказывал, что в чем-чем, а в изображении масштабных сражений он толк знает. Но, увы, до битв из «Властелина колец» битва пяти воинств при всей масштабности и зрелищности так и не дотянула, а местами и вовсе свалилась в какое-то цирковое представление. По ходу разворачивания событий так и представляется голос за кадром, который объявляет:
«Дамы и господа! Только сегодня и только для вас! На арене выступают! Дрессированные кабаны и горные бараны! Летучие мыши-убийцы! Гигантские подземные черви! Боевой лось нанизывает на рога по шесть орков за раз! Тролль пробивает головой стену! Владычица Галадриэль демонстрирует уличную магию! Торин и Азог показывают танцы на льду! Эльф Леголас седлает летучую мышь и нарушает закон гравитации! Рыжая клоунесса Тауриэль и гном Кили изображают комедийную сценку межвидовой любви! Орлиная воздушная кавалерия наносит удар! Царь-под-горой над златом чахнет!».

Сняты все эти эпизоды ярко и захватывающе, пожалуй, даже слишком ярко, отчего создают какое-то ощущение безвкусицы и китча. Не радует и то, что едва ли не половину битвы занимают личные схватки между героями и злодеями, построенные скорее по образцу вестерна: обмен угрозами и суровыми взглядами, напряженное выжидание с застыванием в пафосных позах, только вот музыки Морриконе за кадром не хватает, и вместо револьверов – мечи, а так – один к одному.

Романтичная история эльфийки Тауриэль и гнома Кили и во втором фильме смотрелась скорее комично, а здесь она и комична, и нелепа, и тоже оставляет чувство нелепого и затянутого китча, но никак не драмы. Ровно то же самое можно сказать и про неожиданно всплывший конфликт поколений в эльфийском королевском семействе: Леголас и его отец Трандуил выясняют отношения прямо на поле боя, что создает эффект скорее комический. Обидно, что в «Хоббите», в отличие от «Властелина колец», режиссеру Питеру Джексону не даются ни романтика, ни семейная драма. Может, потому, что во «Властелине колец» они были частью исходного замысла экранизируемой книги, а в «Хоббите» представляют собой сценарное дополнение, выглядящее бессмысленным довеском к сюжету.

Плюс к тому же режиссер вынужден включать в фильм мостики, перекидывающие ко второй трилогии, которая по времени создания была первой, а потому под нее приходится подстраиваться. Выглядят эти мостики местами несколько натянуто, особенно это касается сюжетной линии, повествующей о пленении Гэндальфа в Дол Гулдуре; сделана эта линия мощно и красиво, но она никак не связана с основным сюжетом фильма и выглядит просто лишней.
Впрочем, есть в фильме и удачные моменты. Особенно в том, что касается внутреннего борения Торина. Он после коронации забронзовел и, как говорили в советские времена, оторвался от родного коллектива, да еще и попал под проклятие драконьего золота. В тех сценах, где Торин борется со своим внутренним драконом, как будто на мгновение в Питере Джексоне просыпается настоящий режиссер и вытесняет безумного циркача. Да и актерской игре Ричарда Армитеджа можно только поаплодировать.

Радует также и Бильбо Бэггинс в исполнении Мартина Фримена – в основном, за счет полного отсутствия в его образе помпезности. Бильбо – обычный человек, попавший в горнило великих исторических событий. И теперь он мечется между гномами, людьми и эльфами; разрывается от желания помочь всем и спасти от смерти как можно больше тех, кто ему дорог; ужасается тому, что происходит с его другом Торином, искренне удивляется, видя, как жажда золота превращает свободные народы Средиземья в злейших врагов. На фоне всех этих гигантских червей, лязгающих доспехами воинских колонн и прочего разгула компьютерных спецэффектов Бильбо выглядит живым, подлинным и трогательным. Что, кстати, в полной мере отвечает замыслу исходного текста и опять показывает, что чем ближе сценарий фильм держится к Толкину, тем лучше выходит. В дуэте Торина и Бильбо, в том, как показаны их отношения, видится то, каким мог быть фильм «Хоббит» и каким он так и не стал.

Пожалуй, и вся тема фильма, если не всей трилогии, оказывается, в том, какую цену приходится платить за достижение цели и насколько расходятся мечты с их воплощением. В начале трилогии Торин и его спутники хотели вернуться на родную землю, и, если получится, восстановить свое королевство, а в результате спровоцировали гибель множества людей, волну взаимной ненависти и страшную войну. Питер Джексон, взявшись за экранизацию «Хоббита», мечтал вернуться в Средиземье, дополнить «Властелина колец» предысторией, а в результате создал фильмы, заметно уступающие тому, что сделано им же раньше, и подпортившие впечатление от всего цикла.

Но пусть результат оказался не таким, как мечталось, всё же – дракон повержен, королевство гномов восстановлено, история обрела законченность. Так что тут остается только сказать спасибо Питеру Джексону за его работу, за все шесть фильмов, еще раз восхититься грандиозностью и замысла, и реализации. Создание «Хоббита» и «Властелина колец» само по себе стало эпопеей, соответствующей масштабу и значимости экранизируемого материала. Не всё вышло таким, каким хотелось бы, но оно есть, оно реализовалось. Две трилогии вошли в историю мирового кинематографа, и это достижение и для режиссера Питера Джексона, и для всей команды, работавшей над фильмами.

Автор: Комраков Олег
Статью прочитали 1866 раз(а)
Комментариев: 0


Комментарии к статье:

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений