ГлавнаяСтатьиСтатьи - рубрика Пойдем в кино!Хоббит: Пустошь Смауга

Хоббит: Пустошь Смауга

27.12.2013

В преддверии новогодних праздников режиссер Питер Джексон порадовал поклонников Средиземься очередным фильмом о приключениях хоббита Бильбо Бэгггинса и его друзей-гномов. Снят фильм, как всегда, с размахом: пейзажи один другого красивее, схватки и погони, динамичные и захватывающие дух, как американские горки, огнедышащий дракон в исполнении Бенедикта Камбербэтча... Только вот в этот раз красота уже не так радует и даже понемногу начинает наводить скуку.


Небольшой отряд из гномов, мага и хоббита продолжает свой путь к Одинокой горе, где на груде золота дремлет дракон Смауг. Путешествие, как и в первом фильме, изрядно напоминает компьютерную игру: герои переходят от одной локации к другой, каждый раз встречают новых персонажей и выполняют новые задания, чтоб перейти на следующую локацию, и каждый раз отбиваются от бесконечных толп гоблинов, которым всё никак не надоест преследовать гномов. О сюжете тут говорить бессмысленно, 90% экранного времени повторяется одна и та же схема: «гномам грозит смертельная опасность – гномы находятся на грани гибели – гномы чудесным образом спаслись». А если учесть, что и предыдущий фильм по большей части строился на той же схеме, это откровенно начинает надоедать. Понятно, что ни о каком сопереживании этим неубиваемым и почти неповреждаемым подземным терминаторам уже не приходится и говорить. Какая бы опасность им ни угрожала, гномы из нее благополучно выберутся, отряхнутся, обменяются парой шуточек и тут же полезут в следующую неприятность.


Несколько улучшает ситуацию то, что на основную сюжетную линию накручиваются смутные намеки на тьму, которая наползает и сгущается, обещая зрителю суровую финальную битву добра со злом... Но тут гномы опять куда-то влипают, и опять всё внимание переключается на их незамысловатые приключения. Еще одним неожиданным добавлением к экранизируемому тексту стала межрасовая романтическая линия: когда гномы очутились в тюрьме у лесных эльфов, Кили своим простоватым обаянием и симпатичной внешностью привлек внимание стражницы по имени Тауриэль (ее играет Эванджелин Лилли). Она пришла навестить гнома в его заключении, ну и тут-то он рассказал ей душещипательную историю: гномья матушка грустит и ждет сыночка домой, а сыночек сидит в эльфийском застенке, света белого не видит; на волюшке вольной луна такая багровая-багровая, только теперь век не видать вольному гному той луны, кругом решетки да сторожа позорные...


К вечеру блатной романтики в качестве добивающего аккорда напрашивалось исполнение гнусавым голосом песни «Постой, паровоз, не стучите, колеса», но и без этого 600-летняя дева-воительница повелась на речи заключенного, как наивная школьница, и в дальнейшем приняла активное участие в судьбе Кили и прочих гномов. А следом за ней увязался и неровно к ней дышащий Леголас (всё тот же Ораландо Блюм), знакомый зрителю по первой трилогии, которая на самом-то деле вторая (что за привычка снимать шиворот-навыворот: сначала вторую половину истории, потом первую, то Лукас со «Звездными войнами» всех запутал, то теперь вот Джексон). Хотя каждому понятно, что у изящного, манерного королевского сыночка нет никаких шансов против простого работяги из гномьих шахт с нехитрыми пацанскими ухватками, да еще и овеянного романтическим ореолом беглеца из эльфийской тюряги.


Эльфийские бойцы, как и в первой (которая на самом деле вторая) трилогии, всё так же демонстрируют невероятную способность по уничтожению орков, но в этот раз и на Леголаса находится управа. Один особо здоровенный гоблин наглядно демонстрирует, как тупая сила плюс вес плюс нечувствительность к боли могут эффективно противостоять эльфийской ловкости и скорости, так что к те, кто в этом противостоянии сочувствуют оркам, получили некоторое удовлетворение (а таких наверняка немало, думается, на фанатских сайтах вывешен не один десяток картинок с симпотными гоблинами и мимишными ездовыми волками).


Как и положено у режиссера Питера Джексона, все местности, в которых оказываются герои, поражают тщательностью проработки деталей и красотой, порой несколько специфической. Загадочный Сумеречный лес, изящный дворец лесных эльфов, заброшенный подземный город гномов, руины Дол Гулдура – всё сделано на пять с плюсом. Особенно стоит отметить Озерный город, изображенный в виде северной Венеции: дома стоят прямо на воде, а при создании их макетов за основу взято деревянное зодчество эпохи викингов. Да и все детали созданного мира у Джексона выходят добротными, сочными и здоровенными. Если пчелы, то размером с кулак, жала как карандаш. Если гора золота, то такая, как у Скруджа Макдака в мультфильме «Утиные истории», что в ней купаться можно. Если гигантские пауки, то такие пауки, что испугают до дрожи любого зрителя.


Впрочем, стремление к масштабности местами играет с режиссером дурную шутку. Когда к потайной двери в гномий город ведет лестница таких размеров, что ее видно с высоты птичьего полета, при этом сами гномы ищут ее добрых две минуты, выглядит это уже скорее, как пародия. И в целом, чувствуется, как тесно Джексону с его гигантоманией в экранизируемой истории. Ему бы что-нибудь такое эпическое, чтобы армии во весь горизонт и море пафоса, чтобы земля тряслась под ногами, вулканы извергались, а в небе тёмно от драконов. А история про кучку незадачливых авантюристов, которые бегают по горам, лесам и пещерам не дает возможности развернуться. И хотя он всё время старается ввернуть что-нибудь этакое, чтобы увлечь зрителя, но чем дальше, тем тусклее и неестественнее выглядят новые трюки. А последний аттракцион «беготня наперегонки с драконом по заброшенному гномьему царству и демонстрация гномьих технологий» выглядит уже совсем вяло и к тому же вообще никак не влияет на сюжет. И это печально, потому что смазывает даже эффект от появления дракона Смауга, а дракон действительно нереально хорош, и он точно такой, каким его задумал Толкин: древний, величественный, коварный и при этом большой любитель поболтать с нежданным гостем, исподволь внушая тому злые мысли.


Единственное, что хоть как-то ободряет после затянутой и ненужной финальной сцены – судя по тому, сколько ружей Питер Джексон развесил на сцене в «Пустоши Смауга», финальная картина, которая выйдет через год, обещает нечто потрясающее. Хотя от экранизируемой книги остались не показанными где-то страниц двадцать, чувствуется: в эти двадцать страниц режиссер вложит весь свой талант. И хочется надеяться, что уж напоследок у него получится что-то по-настоящему захватывающее, потому что наблюдать за суетливой беготней гномов и хоббита еще три часа экранного времени уже просто нет сил.

Автор: Комраков Олег
Статью прочитали 904 раз(а)
Комментариев: 0


Комментарии к статье:

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений