ГлавнаяСтатьиСтатьи - рубрика Рядом с нами«Наркоманы – это люди, потерявшие веру»

«Наркоманы – это люди, потерявшие веру»

05.12.2011

Основная деятельность зеленоградского центра социальной адаптации «Сатори-Возрождение» – это различные проблемы, связанные с зависимостями.

Предлагаем вашему вниманию интервью с директором центра Алексеем Сорокой.

– Алексей, для начала несколько слов о себе и о Центре: почему возникла идея подобного проекта?

– Дело в том, что моя история тесно связана с образованием этого центра. Я сам более 10 лет употреблял наркотики, а потом прошел курс реабилитации в одном из центров, и там, работая с психологами, я понял, что мне это очень интересно. Поэтому я и остался в этом центре волонтером. По прошествии какого-то времени я стажировался на консультанта по химической зависимости и стал работать, потом пошел учиться в Московский Гештальт-институт. И со временем я понял, что мне будет интересней работать на себя. Таким образом, мы с женой решили организовать наш центр, который мы назвали «Возрождение». Он является миксом всех программ, существующих в лечении алкоголизма и наркомании, то есть туда входит и терапевтическое сообщество, и миннесотская модель, более известная как программа «12 шагов». Мы выявляем у людей причину, по которой они начали употреблять алкоголь или наркотики. Происходит это с помощью аналитических заданий, работы индивидуально с психологами, психотерапевтами, групповой процесс. Люди начинают понимать, из-за чего они начали употреблять алкоголь или наркотики. У зависимых, как правило, бытует мнение, что «это всего лишь я так сбрасываю стресс, мне дали попробовать, а потом я не смог». А есть иные причины, которые гораздо глубже кроются. Если утрировать, то, скажем, человек родился кругляшком, а из него всю жизнь делали квадратик, в итоге ни квадратик, ни кругляшок не получится. Испытывая такое давление, люди ищут выход, и если им попадаются под руку алкоголь или наркотики, то они, как правило, в них ищут свое спасение.

– Вы закончили Гештальт-институт. Значит ли это, что основным в вашей работе является именно гештальт-подход?

– У нас применяются всевозможные технологии. Это и психодрама, и анимационная психотерапия, и психохирургия, и арт-терапия. У нас много специалистов, которые работают в разных направлениях. Я учусь в Эриксоновском университе коучинга и хочу применять коучинг в работе с зависимыми людьми.

– Коучинг – это, скорее, уже в сторону социальной реабилитации? То есть получается, что вы сочетаете и психологическую помощь, и социальную?

– Да, вот как это происходит: к нам обращается пациент, как правило, родители звонят, говорят: наш ребенок употребляет наркотики. У нас есть медицинский центр «Виктория», где наши пациенты получают медицинскую помощь: снятие абстинентного синдрома, то бишь «ломки» или «похмелья». После этого человек уже направляется непосредственно на реабилитацию. Реабилитационные центры находятся в Новосибирске, на Алтае, в Сочи, мы сотрудничаем с центрами по всей России и за рубежом. Там уже проходит сама реабилитация. Весь день расписан полностью, например, с утрайога. Во многих центрах, в сибирских особенно, зимой – прорубь.

– А как это действует при зависимостях? Про йогу более-менее понятно, а вот прорубь?

– Ну, прорубь вообще обладает прямо-таки волшебными целительными свойствами. Когда я приехал в Сибирь и попробовал, то сам убедился в том, что прорубь – это уникальная вещь. Как и баня. Баня способствует сбросу напряжения у пациентов, вырабатываются гормоны удовольствия. Так же и прорубь действует.

– То есть мне не зря все время хочется нырнуть?

– Да, конечно. Это же такой заряд бодрости и энергии.

– Вы сказали, что обычно родители приводят пациентов? Редко бывает, чтобы человек сам вдруг осознал?

– Редко. Но в последнее время в Зеленограде уже несколько человек обратились сами. Вот мальчик приходил, ему 24 года, он употребляет амфетамины и курительные наркотики. Но это редкость, когда люди сами приходят и говорят: слушайте, вот это мне мешает жить.

–Насколько я знаю, очень много паразитизма на этой теме. Какие-то секты, у сайентологов своя программа, у протестантов своя. Это редкость, что есть такой центр, основанный на научном подходе. Скажите, программы, которые считаются наиболее успешными, например «Анонимные алкоголики», обычно базируютсяна том, что человек должен признать какую-то высшую силу, опереться, довериться чему-то внешнему. То есть можно ли сказать, что это ключевая проблема, что зависимый человек переносит опору на алкоголь и наркотики, и если ему дать внешнюю опору, то он сможет вылезти. А, скажем, программы не религиозные – они что предлагают?

– Понимаете, наши программы не религиозные, это всего лишь помощь человеку, потерявшему веру. Наркоманы – это люди, потерявшие веру. Здесь я могу сказать о своем опыте, когда я начинаю верить во что-то… Сначала, имеется в виду принятие какой-то высшей силы, то, что один я тысячу раз пробовал бросить наркотики, и ни разу у меня не получилось. А в групповом процессе – да! С группой, с персоналом реабилитационного центра, в тот момент для меня это была моя высшая сила. Здесь я не вижу никакой религиозности.

– Для меня лично религиозность не есть что-то плохое. Мне интересно, как это действует. Скажем, я общаюсь тесно с людьми, помогающими бездомным, многие из которых тоже страдают алкоголизмом. Мне интересно, какие программы обычно эффективней и почему?

– Для всех программ наших реабилитационных центров базовой является 12-шаговая программа («Анонимные наркоманы» и «Анонимные алкоголики»). Я много раз слышал, как люди говорят: «Я не знаю, как это работает, но это действительно работает и помогает людям».

– Насколько я знаю, первый шаг – это признать, что с тобой что-то не так.

– Первый шаг у нас звучит так: «Мы признали свое бессилие перед зависимостью, признали, что наша жизнь стала неуправляемой». Очень долго, пока я употреблял наркотики, на протяжении 6-7 лет, я не выносил, когда люди говорили, что я наркоман, у меня это вызывало кучу злости, я готов был драться. Сейчас я даже горжусь тем, что у меня был такой путь в жизни и что моя проблема, моя наркозависимость привела меня к тому, что у меня есть сейчас: любимая работа, два центра, куча реабилитантов, жена, четверо детей. В общем, сейчас у меня все здорово в моей жизни, это все в корне поменяло.

– Меня волнует такой вопрос: вообще феномен зависимости – это что-то целостное или можно разделить, сказать, что вот это да, это опасная зависимость, алкоголь, наркотики – это проблема. А если человек пьет кофе каждый день или ест очень много, то это у него маленькая зависимость, и значит не будет большой. Или наоборот, если есть предрасположенность, то есть риск?

– Предрасположенность, возможно, да, есть. Но зависимостей много, больше 500 видов. Все мы люди, зависимые от чего-то. Кто-то от другого человека, кто-то от кофе, от сигарет. Дело в том, что алкоголь и наркотики – это такая вещь, за которую приходится дорого платить. Поэтому, если я употребляю наркотики, соответственно, у меня все сферы моей жизни рушатся. И за это очень большая плата. Я вот лично много заплатил. Я не могу судить. Даже бывает так, что ко мне обращаются молодые люди 16-17 лет с наркотической зависимостью, которые просто попробовали, а я не могу им толком объяснить, почему это плохо, они еще сами не прочувствовали, насколько это серьезно. И таким людям трудно помочь. Но за все есть плата в жизни.

– Плата, безусловно, есть, я сама могла бы рассказать, какая есть плата за маленькие, невинные зависимости. Мне, скорее, интересно, нужно ли бороться изо-всех сил с маленькими зависимостями или они предохраняют меня от чего-то большего?

– Лечить все зависимости – ну это глупо. Это личное дело каждого человека. Если вам не мешает это жить, если вам не мешает, что вы с утра выпиваете чашку кофе и выкуриваете сигарету, хотя понимаете, что сигареты вредны и кофе тоже.

– Я знаю, что есть группы «12 шагов» практически от всего. То есть анонимныекурильщики, эмоционалы.

– Туда, как правило, обращаются люди, которым это мешает. А если это вам не мешает.

– Действительно, когда мы говорим о человеке, у которого есть зависимость, мы говорим часто: «Он страдает от алкогольной зависимости». С другой стороны, есть распространенная шутка: «Да он не страдает, он наслаждается». Потому что зависимость любая связана с понятием наслаждения, что человек подсаживается на получение наслаждения. Получается замкнутый круг человек наслаждается, потом страдает. Что может позволить человеку вырваться из этого круга? Потому что все равно человек настроен на то, чтобы наслаждаться. Что является противовесом стремлению получать от жизни только наслаждение?

– Ну я не скажу, что это прямо получение наслаждения. Вначале употребления, да, получаешь наслаждение, есть какие-то эйфорические состояния. Но когда это уже переходит в зависимость, то люди просто выживают. Наркотик, алкоголь становится богом для них. Они живут только для того, чтобы найти дозу. Они уже не испытывают кайфа по сути, просто ищут возможность найти еще и еще, чтобы завтра их не ломало и не было похмелья. Я, находясь в реабилитации 4 месяца, вдруг увидел, что вокруг трава-то зеленая, солнце светит, что у меня есть дочь, что вокруг много людей, которые желают мне добра, что я могу жить и не употреблять наркотики. И это на самом деле было здорово. Я просыпался и радовался каждому дню, что мне не надо бежать куда-то, чтобы найти дозу. Я просто радовался жизни. И то, что сейчас со мной происходит, каждый день, для меня это круто.

– Помощь другим людям, да?

– Да, мы получаем, отдавая. Наш центр существует в Зеленограде всего 8 месяцев и больше на нашем энтузиазме. Хорошо, если это приносит какие-то деньги, чтобы покрыть аренду, но изначально мы сделали все это на чистом энтузиазме. Мне нравится это делать, мне нравится помогать людям, я сам расту, я постоянно учусь, я вижу, что это работает. Когда люди приходят и благодарят, то это не стоит никаких денег.

– А скажем, вот конкретная ситуация. У меня знакомая в городе Хвастовичи, Калужской области, ушла в запой, отдала детей свекрови, сошлась со своим бывшим любовником и сейчас пьет. Мы собираемся к ней ехать. Вы как специалист можете подсказать, что можно сделать? Это просто пример, конечно, а не запрос на бесплатную консультацию

– Вот тоже пример, пришли родители с проблемой: сын – наркоман с большим стажем, учиться не хочет. Что им делать? Насколько помню, я сказал так: «Забирайте у него ключи, выгоняйте его из дома, не давайте ни копейки денег, пускай на дно свое упадет. Когда упадет, он сам придет и попросит о помощи. Когда он попросит о помощи, тогда это будет для него ценно». Важно, чтобы они сами к этому пришли. Я помню, что, когда мои родители часто меня спасали, вытаскивали, я знал, что меня спасут, и продолжал употреблять. А когда мне сказали, что все уже, хватит, сам вылезай, то тогда да, тогда это очень сильная вещь. Люди обращаются за помощью и действительно начинают выздоравливать.

– Вы сказали, что родители в основном приводят своих детей. А если пока до проблемы далеко, пока ребенок еще маленький, можно ли что-то изменить в воспитании, чтобы никогда не оказаться в такой ситуации?

– Ну, перестраховать всю свою жизнь – это вряд ли возможно.

– Может быть, вам известно, какие ошибки в воспитании люди делают?

– Я могу приводить только с собственный опыт. Мы часто говорим своим детям, каким они должны быть. Что в наших головах они уже получают достойное образование, становятся кем-то. Причем, мы часто реализуем за счет детей свои несбыточные мечты. Многие родители этим занимаются. И начинаем с самого детства ребенку говорить: «Ты должен то, ты должен это». На самом деле он никому ничего не должен. Да, он появился на свет, и что, он нам теперь всю жизнь должен? Абсолютно не так. Я сейчас своим детям не запрещаю что-либо делать. У нас есть четкое разграничение ответственности, я им не говорю, что они должны мыть посуду и они должны убираться. Я им говорю, что мне бы хотелось, чтобы они помогли, потому что я и мама устаем. «Нам бы хотелось от вас помощи». И когда они чувствуют, что они нужны, просто, ради того, чтобы помочь родителям, то для них это ценно. Важно похвалить потом ребенка. Сказать, что он молодец, и не навязывать своих каких-то проектов, не говорить, что он должен стать тем-то.

– Не делать из кругляшков квадратики?

– Да, именно так.

– А если вернуться к теме подростковой наркомании, то что тут можно делать?

– Знаете, мы сейчас с администрацией города Нахабино хотим организовать программу для подростков 9-11 классов. Мы будем приходить в школы и читать лекции, приносить материалы о том, что такое наркотики и алкоголь, к чему это может привести, что такое зависимости.

– А каковы результаты вашей программы, какой процент вылечившихся?

– На данный момент, 70-80% наших выпускников трезвы более 2 лет. Это высокий процент. Такой процент только после того, как люди проходят полный шестимесячный курс реабилитации. Мы помогаем в трудоустройстве, разборе стрессовых ситуаций, конфликтов с родителями. Заключаем, как мы это называем, терапевтический договор, когда родители и ребенок обязуются выполнять определенные договоренности. Это именно распределение обязанностей, чтобы не возникало конфликтов, потому что малейшая провокация может привести к рецидиву. И таким образом сопровождаем наших выпускников, трудоустраиваем по возможности.

– Вы – пример человека, который шагнул вперед, после того, как опустился на дно. Зато потом не только смог подняться, но и обрести новую профессию. Но чаще бывает, что люди потом делают шаг вниз по социальной лестнице, остаются на том же уровне после лечения зависимости и реабилитации, или многие, наоборот, обретают какое-то новое дыхание, чтобы шагнуть вперед и вверх?

– Такой статистики у меня нет. Про себя могу сказать, что я до сих пор продолжаю заниматься со своими тренерами, с Любовью Лагуткиной, в частности. Это тренер, которая помогала мне после реабилитации в адаптационный период. Что касается остальных, по-всякому бывает. Иногда срываются люди, потом новый толчок, новые достижения. Вообще, зависимые – это, как правило, очень талантливые люди. Просто у них вся энергия направляется на самоуничтожение. Но если ее направить в нужное русло, то выходят классные специалисты.

– В тех же сферах, которыми они и раньше занимались?

– Чаще всего люди осознают, что надо менять что-то, что от работы они удовольствия не получают. В свое время я тоже к такому выводу пришел. Я помню, что я просыпался идумал: «Опять идти на работу», а сейчас я просыпаюсь и думаю: «Как здорово!» Каждый выбирает, кем ему работать, если нравится заниматься музыкой, но это не приносит денег.

– И приходится работать бухгалтером?

– Да, приходится работать бухгалтером.

– Но обычно все-таки реабилитация помогает найти себя в чем-то другом?

– Да, мы проводим тренинги по профориентированию, где люди начинают задумываться, что бы они хотели поменять, чтобы работа их устраивала. Или же мы можем изменить что-то, чтобы человек получал удовольствие уже от той работы, на которой сейчас ему приходится работать.

– У вас программа коучинга только для тех, кто проходит реабилитацию от зависимостей? Или, скажем, я или любой человек может прийти, даже если у него нет какой-то тяжелой зависимости, а просто что-то в жизни не так или есть маленькие зависимости, о которых мы говорили, может что-то изменить, пересмотрев свою жизнь, подумав, не сделали ли из него квадратик?

– Ну да, да. Я сейчас приятно удивлен тем, что, хотя центр задумывался только для наркозависимых, изначально даже назывался «Центр помощи наркозависимым», но потом стали приходить люди со своими психологическими проблемами, не обязательно наркоманы, алкоголики. И они стали просто приходить решать свои личные проблемы. Для меня это тоже было приятное удивление, что люди готовы что-то менять в своей жизни, ведь у нас в стране отношение к психологам, психотерапевтам до сих пор очень неоднозначное. Все считают: «Я не больной, зачем мне идти?» Но все-таки многие решают заняться собой, ходят, вкладывают в себя.

– То есть в Зеленограде люди стараются развиваться и менять жизнь к лучшему?

– Да, и это очень приятно.

– Спасибо большое вам за интересное интервью.

– Вам спасибо.

Сатори Возрождение

Продолжение о групповых программах центра читайте в ближайших публикациях.

Автор: Морозова Александра
Статью прочитали 2822 раз(а)
Комментариев: 6


Комментарии к статье:

0
дмитрий
а я вот хотел задать вопрос,а меня как-то вежливо,молча на хрен послали...курю уже более 20 лет марихуану..и мне это нравится...лучше в природе нет!а ещё слышал,что конопля используется уже более 5000 тысяч лет!!!а сколько людей курят?!да 70% точно...и я не знаю ни одного человека,который покурив травы пошёл бы кого-нить грабить или убивать..но траву нельзя..а сколько народу погибло в результате попойки или пьянки?!а алкоголь можно..парадокс!лучше бы с алкоголем так боролись,как с травой борются.
Имя Цитировать 0
0
Александра
Ну дык сказано же, что "если не мешает, то пусть будет", а если мешает - то вперёд. Я вот после этого разговора сначала впала в глухую депрессию, потом вылезла из ямы и решила вылезать из своих маленьких и невинных зависимостей (среди которых интернет-зависимость занимает почётное второе место после еды), перекроила свой рабочий график, чтобы вставать как можно раньше (от этого, как от проруби, гормоны счастья вырабатываются), записалась на йогу и в бассейн, пошла к психологу, чтобы помог сформулировать цели... Завтра опять - йога в 7, работа, потом психолог.
Имя Цитировать 0
0
Читатель-не-писатель
Нужно было бы поспрашивать про компьютерную зависимость ... а то все кто это прочитал ...сидят в него и смотрят...
Имя Цитировать 0
0
дмитрий
а я вот хотел задать вопрос,а меня как-то вежливо,молча на хрен послали...курю уже более 20 лет марихуану..и мне это нравится...лучше в природе нет!а ещё слышал,что конопля используется уже более 5000 тысяч лет!!!а сколько людей курят?!да 70% точно...и я не знаю ни одного человека,который покурив травы пошёл бы кого-нить грабить или убивать..но траву нельзя..а сколько народу погибло в результате попойки или пьянки?!а алкоголь можно..парадокс!лучше бы с алкоголем так боролись,как с травой борются.
Имя Цитировать 0
0
Александра
Ну дык сказано же, что "если не мешает, то пусть будет", а если мешает - то вперёд. Я вот после этого разговора сначала впала в глухую депрессию, потом вылезла из ямы и решила вылезать из своих маленьких и невинных зависимостей (среди которых интернет-зависимость занимает почётное второе место после еды), перекроила свой рабочий график, чтобы вставать как можно раньше (от этого, как от проруби, гормоны счастья вырабатываются), записалась на йогу и в бассейн, пошла к психологу, чтобы помог сформулировать цели... Завтра опять - йога в 7, работа, потом психолог.
Имя Цитировать 0
0
Читатель-не-писатель
Нужно было бы поспрашивать про компьютерную зависимость ... а то все кто это прочитал ...сидят в него и смотрят...
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений