ГлавнаяСтатьиСтатьи - рубрика Рядом с намиПочему Зеленоград не стал «городом невест»

Почему Зеленоград не стал «городом невест»

04.09.2009

О любви всё твержу тебе заново, но когда зря твердить надоест,
Так и знай, я уеду в Иваново, а Иваново — город невест.

(из песни «Ну чем мы не пара», исполнитель — Андрей Миронов)

Город невест в районе станции Крюково

3 марта 1958 года Совет Министров СССР принял постановление № 248 о строительстве нового города в районе станции Крюково Октябрьской железной дороги. Цель строительства — рассредоточить население Москвы. Реальное строительство началось в 1960 году. На глазах стал вырастать город... советских текстильщиков. Возможно, кто-то возразит: «Причем тут текстильщики? Зеленоград — это город микроэлектроники!». Нет и еще раз нет: прямо на глазах вырастал прекрасный город текстильщиков, подмосковный город невест. Именно он должен был появиться в районе станции Крюково.

Александр Иванович Шокин — так звали человека, который в 1962 году наконец убедил Никиту Сергеевича Хрущева преобразовать спутник Москвы в центр электроники и микроэлектроники. В январе 1963 года строящийся населенный пункт был назван Зеленоградом.

В силу большого значения микроэлектроники для обороноспособности страны наш «зеленый остров» стал считаться городом и был включен в состав Москвы (а значит получил «московское снабжение»!). Но Александр Иванович Шокин был не один. Ему помогали... два американца, которые были к тому же разведчиками. Их имена — Альфред Сарант (справа) и Джоэль Барр (слева). В статьях о них, помещенных в Википедии, они двусмысленно называются «американско-советскими» разведчиками, так что непонятно, на кого они работали: на США или на Советский Союз.

Шпионские страсти

Альфред Эпеймнондас Сарант родился 26 сентября 1918 года в Греции, в Спарте. Позже его родители вместе с ним эмигрировали в США. Джоэль Барр родился 1 января 1916 года в США. Его родители — Збарские — эмигрировали из России в США, приняв фамилию Barr. Джоэль Барр в 1939 году, а Альфред Сарант в 1940 году стали бакалаврами в области электротехники (по советским меркам получили незаконченное высшее образование).

Оба были радиолюбителями, а также любили изготавливать различные механические устройства. Например, еще в молодости Барр соорудил телескоп. После окончания учебы оба занимались «низкоуровневой технической работой». Они подружились, работая инженерами-электриками в Signal Corps Laboratory. Затем, когда Барра года уволили за принадлежность к компартии, оба перешли в Western Electric.

Так как компания Western Electric выполняла военные заказы, то друзья-инженеры имели доступ к секретной документации которая касалась радарных установок, авиаприцелов, аналоговых компьютеров для управления огнем. К этому моменту Барр уже был членом группы Юлиуса Розенберга, в которую он привлек и своего друга Альфреда Саранта.

Группа Розенберга решила помочь нашей стране в борьбе с фашизмом уже с начала 1942 года, не дожидаясь, когда американское правительство примет решение об открытии Второго фронта. Самым ценным вкладом Розенберга в укрепление нашей обороноспособности было то, что он передал подробную документацию и образец готового радиовзрывателя — важнейшую часть атомной бомбы.

В 1950 году «грянул гром»: арестовали Джулиуса Розенберга. Недолго думая, Альфред Сарант бежал со своей будущей женой в Мексику. Из Мексики польское представительство окружным путем переправило его в Москву. В Москве Сарант поменял имя и стал Филиппом Георгиевичем Старосом. Барр после окончания войны работал в компании Sperry Gyroscope. Уже через год его уволили за принадлежность к коммунистической партии.

В июне 1950 года из-за угрозы ареста Барра переправили в Прагу. Ему выдали документы на имя Иозефа Вениаминовича Берга. С 1 ноября 1950 года Берга направили на на последнее разведзадание в фирму Tesla. В июне 1951 года Берг был привезен в Москву, где и встретился с Сарантом.

После этого 4 года Старос и Берг работали в Чехословакии: совместно с выдающимся специалистом Антониной Свободой занимались разработкой прототипа аналоговой ЭВМ для системы управления огнем зенитной ракетной батареи. Все это время они интенсивно учились и набирали опыт. В результате в начале января 1956 г. Ф.Старос и И.Берг вылетели в Ленинград, где уже возглавили созданную для них в ОКБ-998 авиапрома лабораторию СЛ-11. К этому моменту уже выяснились способности каждого и Берг по отношению к Старосу занимал подчиненное положение.

Разработка ЭВМ УМ-1

В середине 50-х годов в СССР началось серийное производство транзисторов, и разработчики ЭВМ приступили к их применению. В конце 1958 года в КБ-2 началась разработка бортовой ЭВМ УМ-1. Прототип был изготовлен в июне 1959 года и через месяц продемонстрирован Д. Устинову, но на показе отказал. Относительно молодому коллективу оказалось не по силам создать сложную ЭВМ, и поэтому они сосредоточились на создании ЭВМ с относительно небольшими возможностями.

Филипп Старос оказался великолепным организатором и очень изобретательным разработчиком. За прошедшие годы путем самообразования Старосу удалось существенно уменьшить недостаток знаний, и в совокупности с его изобретательностью и склонностью генерировать новые (впрочем, не всегда взвешенные) идеи это дало заметный эффект.

Принятое направление на упрощенный вариант ЭВМ неожиданно дало блестящий результат:
1. Новая разработка ЭВМ УМ-1НХ была закончена в рекордно короткий срок: два года (ЭВМ была принята Госкомиссией в 1962 году).
2. Полученная ЭВМ с уменьшенными возможностями получилась меньше по размерам, она потребляла меньше электроэнергии, а главное — в итоге оказалась более надежной.
3. Неожиданно оказалось, что для потребностей промышленности во многих случаях ЭВМ такого класса вполне достаточно, и ее повышенная надежность и пониженная стоимость оказались решающими преимуществами.

УМ-1НХ стала первой в СССР промышленно освоенной и внедренной мини-ЭВМ. В итоге в 1969 году всему коллективу Староса была присуждена Государственная премия.

Создание Зеленограда

4 мая 1962 года КБ-2 посетил Н. С. Хрущев. Старос сделал четкий и короткий доклад (Хрущев любил доклады в таком стиле) о значении микроэлектроники для обороноспособности страны и научно-технического прогресса СССР в целом. Апофеозом стало краткое изложение сути разработанного под руководством Староса проекта Научного центра микроэлектроники. Результатом посещения КБ-2 Хрущевым был выпуск буквально через месяц (беспрецедентный срок!) постановления ЦК КПСС и СМ СССР о строительстве Научного центра микроэлектроники в Зеленограде и организации ряда филиалов в Киеве, Минске, Риге, Вильнюсе и др.

Хрущев и его окружение воспринимали Староса и Берга как «крупных светил электроники, носителей передового опыта Америки». Их реальная биография была строго засекречена. Несколько человек из среды партийного руководства знали их как американских специалистов, которые поставляли очень важную информацию. Другие не знали и этого. Александр Иванович Шокин также поддерживал веру Хрущева в Староса. Поэтому доклад Староса Хрущеву о необходимости создания «кремниевой долины» был воспринят очень серьезно.

Филипп Старос

Связь с военными была очень важна для карьеры Староса по нескольким причинам. Во-первых, военные платили больше. Во-вторых, они могли обеспечить доступ к оборудованию, необходимому для выполнения тех проектов, которые они заказывали. Наконец, военные имели доступ к более высоким уровням советской бюрократии ввиду того, что их проекты обладали высоким приоритетом. Зарплата Староса в 700 руб. в месяц была намного выше, чем 550 руб., которые получал заместитель министра электронной промышленности СССР.

В начале 1965 года Староса отстранили от руководства строительством Зеленограда. Хотя он успел поучаствовать в создании Зеленограда и даже забил первый колышек при закладке здания Научного центра. Староса обидело то, что Шокин отверг его замысел создать единую структуру, которая одновременно производит микросхемы и разрабатывает / собирает ЭВМ из них. Впрочем, будущие события показали, что план Староса был нереальным.

Министр сделал Староса не директором центра микроэлектроники, а заместителем директора по научной работе. В качестве протеста Старос перестал посещать рабочее место (хотя другие руководители центра микроэлектроники работали в это время только что не круглыми сутками) и даже написал письмо Хрущеву, в котором он просил защитить предлагаемое им направление развития микроэлектроники. Хрущев отреагировать не успел, т. к. к моменту получения письма его сняли со всех постов.

Тогда академик Петр Капица порекомендовал Старосу уехать во Владивосток.Приморская столица пользовалась славой колыбели свободолюбивых ученых, которые вдали от номенклатурной Москвы могли заниматься нормальной работой. Вот и Старос получал возможность создать отдел искусственного интеллекта в Институте автоматики и, в перспективе, создать собственный институт.

А вот лучший друг Берг со Старосом на Дальний Восток не поехал — ему уже хватило безумных идей. Но легкая творческая энергетика Староса в очередной раз дала неожиданный результат: вдохновленный им на Дальнем Востоке коллектив создал школу в физике поверхности полупроводников, которая была признана мировым сообществом.

Бывший заместитель Виктор Лифшиц называет Староса Сайрусом Смитом — помните гениального изобретателя из «Таинственного острова» Жюля Верна? Вот и Старос был гениальным инженером-изобретателем. У него было порядка 200 патентов на самые разные изобретения. Он входил в «двадцатку» ведущих изобретателей Советского Союза, наряду с Королевым и Туполевым.

Старос как будто бы упал в Институт автоматики с другой планеты. Он устроил во вверенном ему отделе настоящую культурную революцию. У него была замечательная коллекция поп- и рок-музыки, классики. Он великолепно переводил на русский тексты «Битлз» и «Роллингов», к которым приучил своих коллег. Сам играл на гитаре, банджо, флейте. Он создал музыкальный клуб, английский клуб на филфаке ДВГУ, кафедру микроэлектроники на физмате.

Дома у Филиппа стоял токарный станок, на котором он собственноручно вытачивал детали. Приложил он руку и к созданию яхт-клуба ДВНЦ, а яхту, на которой ходил в море, назвал «Кристина», в честь своей дочери. До сих пор ДВНЦ проводит ежегодную регату имени Филиппа Староса. Филипп Старос умер от инфаркта в 1979 году.

Йозеф Берг

В разведывательной деятельности главную роль играл именно Йозеф Берг, а не Филипп Старос. В деятельности по созданию микроэлектроники Берг уже не имел самостоятельного значения, что особенно проявилось после того, как Старос уехал на Дальний Восток. К сожалению, советский разведчик Йозеф Берг после перестройки начал активно распространять большое количество ложной информации о масштабах своей деятельности.

По мотивам рассказов Берга наш выдающийся писатель Даниил Гранин написал книгу «Бегство в Россию». Конечно, надо делать поправку, что это художественное произведение, и не стоит искать в нем абсолютно точное воспроизведение фактов. Не торопитесь осуждать поведение Йозефа Вениаминовича. Было бы правильно, если бы мы, жители России, сохранили чувство благодарности к американским гражданам, которые во время войны помогали нашей стране, причем с риском для своей жизни. Как известно, руководитель их группы Розенберг вместе со своей супругой закончили жизнь на электрическом стуле.

В середине девяностых годов прошлого века американские власти, по истечении срока давности, отменили заочный смертный приговор в отношении советских шпионов. Йозеф Берг, без вести пропавший для родственников, смог увидеться с ними и даже оформил пенсию как гражданин США, однако до конца своих дней продолжал жить в Санкт-Петербурге. Он был убежденным коммунистом. До конца жизни ездил на подаренной советским руководством старенькой «Волге».

Будучи великолепным пианистом, Йозеф Берг ежемесячно устраивал в своей квартире, расположенной на девятом этаже стандартного дома в Купчино, закрытые музыкальные вечера для интеллектуальной элиты Петербурга с участием молодых дарований, называемые журфиксами. И даже снимался в роли иностранца в художественном фильме «Левша». Йозеф Берг заботился о четверых своих детях и четверых детях Филиппа Староса — все они стараниями ученого уехали за границу. Умер Йозеф Берг в 1998 году в возрасте восьмидесяти лет.

Использованная литература:

  1. Б.Малашевич «Утиная охота, или О причастности американцев к советской микроэлектронике»
  2. Центр микроэлектроники в Зеленограде
  3. Б. Н. Малиновский. «История вычислительной техники в лицах»
  4. «Воплощения Филиппа Староса», газета «Ежедневные новости Владивостока», № 39 от 19 марта 1999 г
  5. В. Г. Заводинский. «У истоков физики в ИАПУ ДВО РАН», журнал «Вестник ДВО РАН» № 4, 2006 г
  6. «Engineering communism: how two Americans spied for Stalin and founded the Soviet Silicon Valley» by Usdin S.T.
  7. Даниил Гранин. «Бегство в Россию»
  8. «Создатель микроэлектроники»
  9. «Шпион - отец Зеленограда», газета «Коммерсантъ» № 153 (1556) от 21.08.1998

Приглашаем всех на День города – 2009!

Автор: *Редакция СЯ ...
Статью прочитали 12108 раз(а)
Комментариев: 7


Комментарии к статье:

0
Guest
Паразиты и твари, без убеждений и совести. Где можно хапнуть, там и надо их искать :D
Имя Цитировать 0
0
Денис
С удовольствием прочитал про своего деда.
Имя Цитировать 0
0
Виктор. Заводинский
Уважаемый Владимир!
Я с интересом слежу за всеми публикациями о Ф.Г. Старосе. Могу сообщить Вам кое-что новое. Мой адрес vzavod@mail.ru .
Имя Цитировать 0
0
Маруся
Как не крути, евреи и шпионили на СССР, и технические секреты добывали, и всё изобретали. А где же русские мозги?
Имя Цитировать 0
0
Денис
С удовольствием прочитал про своего деда.
Имя Цитировать 0
0
Виктор. Заводинский
Уважаемый Владимир!
Я с интересом слежу за всеми публикациями о Ф.Г. Старосе. Могу сообщить Вам кое-что новое. Мой адрес vzavod@mail.ru .
Имя Цитировать 0
0
Маруся
Как не крути, евреи и шпионили на СССР, и технические секреты добывали, и всё изобретали. А где же русские мозги?
Имя Цитировать 0
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений